The Baltimore Ravens better hope Joe Flacco will be ready for the start of the regular season because Ryan Mallett struggled with his consistency once again in the Ravens' 31-7 rout of the Miami Dolphins on Thursday night.

Mallett still doesn't look like a quarterback who can consistently move the ball against a starting NFL defense.

In a hot and humid Miami, Elvis Dumervil JerseysMallett connected on more passes to keep drives alive, but he also delivered throws to the Dolphins to end series. He was intercepted twice (although one was the result of a pass being ripped away from receiver Quincy Adeboyejo) and would've been picked off a third time had Dolphins defensive lineman Jordan Phillips held onto the ball.

"I thought he did good," coach John Harbaugh said. Eric Weddle Jerseys"He got out of trouble a few times and made a few throws. Justin Tucker JerseysWe'll just keep working to build off that. He was under pressure quite a bit early on, and I thought he handed it well and didn't make mistakes -- and that's really important -- and played good, solid football. We're not totally together up front [on the offensive line] right now, and I think he's doing OK given the circumstances."Mallett's biggest problems are putting touch on throws and stringing good passes together. C.J. Mosley JerseysOn some plays, he steps up in the pocket to convert a third down with a pass to tight end Benjamin Watson and rolls out to find Mike Wallace downfield. Then, Joe Flacco Jerseysthere are the times when he throws over the head of Danny Woodhead on a simple screen pass and overthrows Adeboyejo for an interception.


Отзывы

Ирина Ломакина.

Отзыв о поездке в Японию (11 - 19 декабря 2010 г. )

Подготовка

Подготовка к поездке в Японию была долгой и трудной: несколько лет занятий японским языком, каллиграфией, просмотры японских анимэ и сериалов – и вот я почувствовала, что мы с дочерью созрели.

Обратилась к знакомой Елене Капрановой, которая работает в Туристической компании «Кругосвіт». Она как раз специализируется на отправке в Японию.

Изучив ее программы туров в Японию, я выбрала регулярный групповой тур с 12 по 19 декабря – отличное сочетание цены и экскурсий. Но, к сожалению, группа на эти даты не набралась – видимо, никто, кроме нас, не хотел мерзнуть в Японии ☺. Как потом выяснилось – зря! Ведь это чуть ли не лучшее время для посещения Японии: никакой толчеи в храмах и музеях – мы почти в одиночестве наслаждались красотами и тишиной!

Группа не набралась, но поехать хотелось...

Елена подобрала отличный перелет (около 700 дол. США – мы не стали тянуть и сразу выкупили билеты, пока они не подорожали) и оптимальную индивидуальную программу. По ней русскоговорящие гиды встречают нас в Токио и Киото, проводят ознакомительные экскурсии, еще экскурсии в Хаконэ и Нару, а остальное время – для самостоятельного осмотра. Это очень удобно, т.к. гид сразу помогает сориентироваться в незнакомом городе, знакомит с правилами поведения, учит как и где покупать билеты в метро и поезда, где лучше пообедать и т. д., что в конце концов в дальнейшем очень экономит время и силы.

Елена предлагала еще вариант с подключением на экскурсиях к англоговорящим группам (выходило дешевле, чем первый вариант), но мы решили, что раз сэкономили на авиабилетах, лучше взять индивидуальный тур.

И вот, подготовка закончена...

1 декабря

Получила японскую визу. Ни в одном посольстве это не происходило более организованно. Я еще не съездила по этой визе, а мне уже хочется получать новую. Конечно, я смотрю предвзято, но голограмма веера меня сразила наповал. Короче, долго и влюблено рассматривала со слезами неверия и счастья.

2 декабря

Наконец-то держу в руках ваучеры и программу пребывания с контактами и фамилиями гидов. Первое, что бросается в глаза: киотского гида зовут Ватанабе. Интересно, это мужчина или женщина...

Гида в Токио зовут Ирина. Тут сомнений не возникает.

11 декабря, суббота, перелет

Мне для счастья в самолете нужно только одно – сидеть у окна. И поскольку это для меня так важно, я не стесняюсь просить с умоляющим выраженьем на лице. Тетенька на выдаче посадочных сказала: да, хорошо, конечно. А терминал в Москве одинаковый? Да, одинаковый.

Терминалы в Москве были разные. Чтобы перейти из одного в другой, стояли в очереди трансфера полтора часа – на паспортном контроле работало только одно окошко. Все это время все дружно «хвалили» московское гостеприимство. Наконец-то мы перешли в новый терминал. Он был абсолютно пустой. Как после катастрофы. Время от времени кое-где попадались выжившие. И с табло были явные проблемы – их не было! Тот, кто открывал этот терминал, явно рассчитывал на интуицию пассажиров в сложном деле поиска выхода на посадку. Так случилось и с нами.

Наш выход на посадку перепутать было нельзя. Тут собирались, чтобы лететь домой, наблуждавшиеся по российским просторам японцы. Наверное, им было плохо на чужбине! Приход каждого нового пассажира сопровождался бурными эмоциями: криками, объятьями, даже аплодисментами! А! Юки! Это ты! Как дела? Здоров? Слава богу! Уставшие, но воодушевленные японские бабульки, не замолкая, делились впечатлениями. Мы наблюдали за этим движняком и фоткали табличку отлета.

В самолете случилось печальное: места оказались совсем не возле окна, по самому центру, с двумя мужиками по краям. И сиденья в этом аэрофлотовском аэробусе как назло жутко неудобные: назад наклоняются только слегка. Под головой – твердый выступ, получается, что ты сидишь согнувшись. С круглой спиной. Какой же садист это придумал?

Спасались развлеченьями. Играли в морской бой с самолетным компьютером. Он у меня ни разу не выиграл! Потом смотрели кино. Я смотрела японское «Весенний снег». По роману Ю.Мисима. Красиво. В конце, конечно же, все долго и мучительно умирали. Диана смотрела «В поисках Немо». Иногда у нас картинки на дисплеях совпадали и действия происходили синхронно. Например, в моем фильме два друга разговаривают, а в мультике два друга-рыбы – тоже. У меня показывают лодку, у Ди – корабль.

Самое приятное на долгих рейсах – информация о полете: вот мы летим над Омском, а вот над Хабаровском. Пройдено пути столько-то. Расстояние до места назначения. Время в полете. Оставшееся время. Температура за бортом – минус 56 градусов. Высота 10 668 м. Скорость 857 км в час. Когда летишь туда, куда очень хочешь попасть, это очень-очень важно! Еще карту показывают, на которой наш самолетик больше всей Японии. А всего мы летим расстояние 7 668 км.

Со старых времен моих дальних перелетов появилось приятное новшество. На экранчиках в сиденьях стали показывать взлет и посадку из кабины пилота. Я всегда мечтала это увидеть. А тут такой подарок! И как выруливает на взлетку, и как разгоняется, взлетает, и потом как земля пролетает под брюхом.

От Токио мы садились далеко. Были видны только поля и квадратики домов. Это префектура Чиба, в которой находится аэропорт Нарита.

На посадке Ди сказала: а пусть гид для нас все сфотографирует, а мы поспим в отеле. Она еще не знала, что её ждет. Что мы неделю, не покладая уставших ног, будем скакать по Японии бешеными сайгаками. Посетим 6 городов, увидим кучу разного, гораздо больше, чем планировали. И отдохнем в следующий раз только на обратном перелете.

Синагава Принс Отель

На таможенном и паспортном контроле я в первый раз использовала японский язык в стране языка ☺. Лица японцев вытягивались, а глаза делались европейскими, когда две гайдзинки показывали ОДИН паспорт. Как по нотам, они грозно начинали требовать второй паспорт. Как по нотам: 2 раза на прилете, 2 раза на улёте (таможенный и паспортный), поселение в Токио + поселение в Киото = 6 раз. Я повторяла как попугай: это моя дочь, ей 15, она у меня в паспорте, есть виза и фото. После текста меня обычно хвалили за мой искусный японский и давали зеленый свет. Как в мультике про хобот слоненка: вот тебе и первая выгода!

Яркое солнце. Зелено кругом. 14 градусов тепла. В аэропорту нас встречает гид Ирина. Мы меняем деньги. Добываем из торгового автомата питье (беспроигрышный пачинко!). Я сталкиваюсь с суровой действительностью японских курилок. Где попало нельзя курить даже на улице! Только в отведенных местах. И хорошо, если это место не со всех сторон закупоренная душегубка!

Мы сели в лимузин-бас до отеля. Во всех путеводителях было написано, что он комфортабельный. И это было правдой! Во всяком случае, сиденья ложились намного больше, чем в самолете. Ди сразу откинулась и отрубилась.

Тётенька попросила не пользоваться мобильными телефонами, чтобы сохранять покой окружающих: выключить звонки и не разговаривать. Ира-гид сказала, что это правило распространяется на весь общественный транспорт. А мне здесь уже нравится!

Синагава Принс отель – один из многих «принцев», которые разбросаны по Токио. Прекрасен он своей многоэтажностью, следовательно, возможностью ощущать полет над городом. А ещё прекрасен близостью к ключевой станции Синагава, от которой отправляются:

Метро по Токио

Электрички по Токио и пригородам

Синкансены – скоростные поезда по стране.

Это очень-очччень удобно.

Нас поселили на 30 этаж. В лифте заложило уши. В главной башне 3 отсека по 4 лифта = 12 лифтов. Каждый идет на свои этажи. Пришлось разбираться!

В комнате – окно на всю стенку! В центре вида – токийская телебашня – главная декорация апокалипсического аниме. Её разрушают, обычно, чтобы изобразить конец света. На ее металлических перекладинах сражаются, чтобы этот мир спасти. И вдобавок, она как сестра похожа на Эйфелеву башню, только поярче: красненькая с беленьким.

Город высоченный. Высотки торчат, как колючки на ёжике. Эта серая колючесть тянется вдаль до самого горизонта и там встречается с ясным голубым небом. В ящике стола 2 юкаты. Сбыча мечт.

Первым делом мы повидали Императорский дворец. Большая площадь. Просто огромная площадь в центре города, где дорог каждый сантиметр! Это показывает величие императора. Пушистые сосны гордо взрастают на почтительном расстоянии друг от друга. Гладь пруда гордо бороздят карпы. Красивы мостики. Мимо этого всего японцы бегут кросс. Обнять и плакать. Как хотелось снять! Стеснялась. Первые часы в стране. Многие бежали в масках. Простуженные, значит. Мальчики бежали в черных женских колготках, иногда с рисуночком, майки в обтяжечку, разноцветные кеды. Девочки бежали косолапо, в разноцветной одежде мешком. Мальчики и девочки – только для различия пола, но не возраста: там же и в таких же прикидах бежали дедушки и бабушки.

На уважительно-почтительном расстоянии от дворца – стена высоток. Там офисы. Работа.

Направились пешком на Гинзу.

Гинза сверкает. Повторила названия модных брендов. Желтые до одури деревья гинкго подсвечиваются витринами. Среди каменных джунглей – классическая крещатикообразная башенка с часами, как чертик из табакерки – универмаг Вако.

Сезон клубничных новогодних сладостей. Они свешиваются с витрин гроздьями, предлагая себя съесть, и, кажется, тоже сверкают.

Компания Микимото – украшения из жемчуга. Только они могут себе позволить отдать огромное по меркам Гинзы пространство не под торговую площадь, а под ёлку новогоднюю. А ещё она большая и настоящая – живая! Поэтому аборигены и туристы, выстроившись вокруг ёлочки, прилежно фоткают её на мобильники.

Подошла к витрине с жемчугом, но цены смотреть не стала. На камеру сняла – потом посмотрю. Украшения сияют как... сокровища ☺.

Удивительны поезда, проходящие через город, вернее, над ним. Смотришь между высотками, а там что-то мчится, окошками светит.

Синдзюку. Муниципалитет. Смотровая.

Ехали туда на метро. Ира показала, как брать билеты. Легкотня!

На некоторых станциях выход к вагонам заборчиком закрыт, и двери раздвигаются, когда приходит поезд. Наверное, чтобы не бросались.

Смотровая площадка на 45-м этаже муниципалитета. Этажность близлежащих зданий: 43, 48, 50, 53, 55. Ночной город. Уже не такой колючий. Щелкают затворы, все фоткают. Обязательная продажа сувениров.

Сибуя. Перекресток.

Место антимедитации. Самый оживленный перекресток в мире. Каждый день его проходит 2 миллиона человек. Вместе с модным торговым центром 109 светится в десятках фильмов и аниме. Короче, культовое место.

Сначала мы на него смотрели сверху. Со второго этажа кофейни. Такой себе, наблюдательный пост. Ты сидишь, они идут. Их очень много, людей внизу. Они идут быстро. Ты на них смотришь сверху (возомнить себя богом мешает суета в кафешке). Задумываешься...

Конечно, намного комфортнее смотреть на такой движняк со стороны, а не в нем участвовать. Напитки вкусные. С имбирем и белым шоколадом, типа десертов. Но дорогие. 60 грн. Место удорожает напиток. Рядом с нами сидела красавца в кимоно. Ира сказала, что барышни иногда так наряжаются на свидание. Не на дискарь, конечно, а на какое-нибудь важное.

Потом мы собственно перешли перекресток. В Киеве мы ходим по правой стороне в одну сторону, по левой – в другую. Без лобовых атак. А они – прочесом. Внедряются – поток в поток. И не мечутся – смело идут, прямо. Не сбивают друг друга, не толкают, но идут плотно. Странно...

Собака Хачико ждала здесь, возле станции, своего хозяина. Долго ждала. Даже после его смерти. И сейчас ждет. Возле неё все фотографируются. Мы были оригинальны.

И мы засобирались вернуться, устали вроде. Взяли в руки карту и подошли к столбу с картой, чтобы вычислить, где мы находимся. Поблукали по улицам, допросили несколько полицейских, поняли, что мы довольно далеко от цели, взяли такси и благополучно приехали в отель.

13 декабря

Хаконэ. Сегодня случилось важное – мы в первый раз проехали на поезде мечты, синкансене. Красивый белый длинноносый поезд. Комфортный и приятный во всех отношениях, кроме цены.

Эх, где-то я согрешила, наверное. Целый день небо обложено, холодно, проливной дождь. В этот день я должна была любоваться Фудзи, мирно отражающейся в спокойных водах озера Аси. А вместо этого мерзну в капюшоне и под зонтиком. Мы купили себе прозрачные зонтики, их тут все носят. Ира дала нам каиро и очень удивилась, что мы знаем, что это такое. Обычно приезжие не знают, что эти пакетики все равно, что портативная грелка. Если их достанешь из упаковки, они нагреваются, и можно их класть куда угодно, где хочешь, чтоб было теплее. В обувь, в карман, в шарфик можно. Чудесная вещь, которой у нас почему-то нет, несмотря на наши морозы. Внутри пакетика вроде бы какой-то металл окисляется, и тепло выделяется 12 часов.

После комфортабельного синкансена мы ещё немного проехали на комфортабельном автобусе. Едешь в автобусе и видишь на табло над водителем, как растет твоя плата за проезд. Чем дальше едешь, тем больше циферки.

Доехали до озера. По озеру ходят помпезные круизные корабли с золотой лепниной, золотым львом на носу и пугалами пиратов на палубе. Еще ни разу не видела, чтобы корабль так кричал всем своим видом: я для турриистов!!! Эта калоша такая большая и громоздкая, кажется, что у нее очень медленный ход – тяжело она выглядит. А движется по воде легко и быстро, как пёрышко, видно, там моторчик мощный.

А видимость не то, что была плохая – ЕЁ НЕ БЫЛО ВООБЩЕ!

Но водичка плескалась у золоченого бортика. Воздух был свежий и чистый. И кораблик бежал по озеру.

Потом мы пересели на канатку и над лесом полетели в Овакудани. Было действительно красиво: желтая трава под дождем и белый дым, изумрудно-зеленый лес. Запах сероводорода не напрягает, а помогает постижению атмосферы ☺.

Вокруг все булькает и дымится – горячая вода десятками источников выплескивается из-под земли! В этом варят яйца. Они чернеют. Черные яйца Овакудани продлевают жизнь на 7 лет. Среди долины стоит деревянная избушка, где продают черные яйца. Мы купили яйца в избушке и зашли в ресторанчик, чтобы их отведать и продлить жизнь в тепле. К яйцам мы заказали: саке и чай, креветочную темпуру и удон с морепродуктами, черный кари с соком кальмара и типический овакуданский суп, который выливается на раскаленный черный уголь в форме яйца и на нем бурлит и варится. Всё это было очень-очень вкусным. И реально вкусны были яйца. Мы их разбили в пасхальном режиме и с удовольствием продлили себе жизнь на 14 лет, съев по 2.

На сытый желудок хорош шопинг. Мы купили местную грязь для ванн и черное мыло, с запахом нашего «хозяйственного», но для лица ☺.

Потом мы на поезде-фуникулере летели вниз с горы через волшебный лес. На станции пересаживались на обычный поезд вместе с толпой одинаковых школьниц: синий пиджак, короткая юбка, белые гольфы, белые красы. Одинаковые сумки. Только висюльки на сумках разные. Может, поэтому они их так любят...

Сойдя с поезда, мы по каменистой дорожке спускались в глубину леса. Дорожка была узенькая, мы шли под прозрачными зонтиками друг за другом. Черные камни блестели от дождя, а на них звездочками – красные кленовые листики. Они маленькие и остроконечные. Такое ощущение, будто идешь по инопланетному небу. Даже как-то жалко наступать на эти маленькие шедевры. Бамбуковый стук. Бежит вода. У ручейка две каменные жабы-охранницы. Куст камелии – цубаки. Тяжелые, мокрые цветы. Бамбуковая рощица. Мы пришли в онсэн. Снимаем обувь. Каллиграфия на стенах. Идем в женскую часть. Раздеваемся полностью. Душ. Первая купальня в помещении. Разогретые, с паром от кожи, выходим в лес. 3 купальни ступенчатым каскадом нависают над лесом. А лес нависает над купальнями. Идет проливной дождь. В онсэне нас трое – Ди, я и Ира-гид. Лес, дождь и больше ни души. Лес спокоен. Деревянные купальни родом из леса. Дождь опускается вниз, пар поднимается вверх. Телу горячо. Сердцу тепло. Сбыча мечт. Ощущение счастья нельзя передать, но оно есть внутри и будет всегда повторяться, когда я буду об этом вспоминать!

После онсэна чуть подкруженная голова. Фотосессия в юкатах под дождем. Распитие чая в японской комнате – васицу.

День надо было закончить, вернувшись в реальность и современность – мы приехали на Роппонги. Тут – полный модерн. Подсветка рулит. В траве – огни-светлячки. Над травой – фонарики-бутоны. Трава настоящая. Деревья, тоже настоящие, в синих рождественских огнях. Сказочная страна. Вдали светится телевышка. На ней горит розовым симпатичное сердечко. Здание Роппонги Хилз, символ района, отличить легко – оно круглое и высокое. Этакий цилиндр, уходящий в небо. У входа какие-то скульптурки непонятные в виде ногастых пауков (как слоны у Дали).

И опять мы взлетели над Токио. Центр города, 52-й этаж. Море огней уплывает в горизонт. Влюбленные парочки, держась за ручки, все это созерцают. Ёлка в голубых огоньках украшена знаками зодиака. Она отражается в стеклах, через которые мы смотрим на город, и, кажется, парит над ним. Думаю, так было задумано. Буклет Роппонги Хилз предлагает смотреть на город, как на произведение искусства. Отнестись к смотровой площадке, как к галерее, части экспозиции музея Мори, который находится на соседнем уровне. Мы там тоже побродили. Музей ориентирован на современное искусство. Описать и объяснить нереально. Кто был у Пинчука, тот поймет.

14 декабря

Самочувствие. Я себя тут очень хорошо и комфортно чувствую. Даже в метро, в отличие от Киева. В Токио очень чистый воздух. Ирина сказала, это потому, что город продувается морскими ветрами, и бензин хороший. Машин много, но загазованности нет. Воздух прозрачный.

Перемену времени я не заметила, а Ди – очень. Ходит все время с таким лицом, будто её палкой по голове стукнули. Ночью спит и днем хочет спать.

Завтраки. В Принце в нескольких местах. 39-й этаж с панорамой. Красивый и спокойный зал с мерзкой тягучей завтракальной музыкой. Европейский стиль, НО при нём огромный «бочонок» слабо маринованного лосося. Сначала мне показалось, что я никогда-никогда им не наемся! Не сразу, не в первый день и не во второй, но получилось ☺. Ещё томатный сок вкуснейший. Он в гостиницах есть не всегда. И поливало на салат, dressing, нечто такое: соевый + кунжут + ещё что-то кисленькое. Остальное по стандартной программе, но, в комплексе с панорамой, очень приятно.

На второй день мы пошли на первый этаж в «японські страви» ☺. Похоже на анапскую столовку ажиотажно-курортных времен. Шумная голодная толпа, очереди за едой, плотно стоят столики, все копошатся и суетливо едят. Европейцев нет, они на 39-м. Из еды знакомое – только рис. Всё остальное: неизвестные жижи и смеси и к ним – какие-то насыпки. Короче, завтра опять на 39-й пойдём.

Утром я не могу отойти от окна. Синий воздух и оранжевые огни. Момент рассвета. Уже светло, но серые здания еще голубые, а дороги светло-сиреневые. И огни ещё горят. Жёлтым светятся окна голубых зданий, оранжевым светятся фары автомобилей на сиреневых магистралях. Я сверху смотрю и не дышу. Еще несколько минут и это волшебство контраста исчезнет. Белеет небо, и город возвращается в серый цвет.

Рыбный рынок. Цитирую русский путеводитель. «Боитесь Черкизовского рынка? Сходите на Цукидзи - это самый большой оптовый рынок морепродуктов в мире. Ежегодный оборот - 5.5 млрд. долларов и 60 тыс. работников.»

Конечно, на момент торгов тунцом в 6 часов утра никто ехать не собирался. Выползли где-то в районе восьми. Вставать было больно и обидно. В полночь по-киевски. На станции получили жестокий урок страноведения в виде утреннего потока японцев, спешащих на работу. Это вам не с экскурсионной группой по храмам ездить. По пешеходному переходу со стороны гостиницы к нашей ключевой Синагаве течёт река бегущих работяг. В часы пик, я думаю, насыщенность не уступает перекрёстку на Сибуя. Река, попав на станцию, бурно и уверенно растекается по перронам. Каждый знает, куда ему надо, и перемещается туда очень быстро. А нам надо было разобраться, где взять билеты, и найти платформу, поэтому приходилось «реку» переходить и даже идти против течения! И вот мы на желанной платформе. Приходит поезд. Битком. И в очереди стоят, чтобы зайти – столько же. Утро. Все на работу. Чтобы описать растерянно-испуганный вид Дианы, нет слов. Но сомнениям места нет. Забиваемся. Проехать надо до Симбаси 4 остановки. Я изучаю капельки пота, струящиеся по вискам японцев. Самое смешное, что держаться никто не стремится и, когда поезд тормозит, весь вагон перетоптывает синхронно несколько шагов вправо, потом влево. Очень потешно получается.

Выходить не готовятся. На своей остановке стремительно бросаются к выходу из любой части вагона. При этом умудряются не толкаться. Другая планета.

Каменные джунгли. Спешащий в офисы народ. Это зрелище. Быстрый темп ходьбы, почти бег. Озадаченные лица – морально готовятся предстать перед коллективом и начальством. Развивающиеся плащи.

Рыбный рынок чуть подальше от джунглей, за стройкой. Дядя-полицейский махнул рукой, куда идти, чтобы войти. И тут началось испытание для психики. Ты же тут гуляешь, а они работают. Ты тут иностранец, развлекаться приехал, снимаешь, а они тяжело работают. Ты мешаешь. Местные чувства сливаются в ушат помоев и выплёскиваются на тебя с неприязнью, которую можно пощупать. Я это ощущение заметила ещё на видео, которое англичане для пищевой передачи делали. Когда изучала перед поездкой. Погрузчиков много. Они ездят быстро. Но если в поле зрения человек-гость (таких гостей с камерами было немало, и японцы в том числе), погрузчик разгоняется до предельной скорости и проезжает от тебя на минимальном расстоянии.

Как только ты останавливаешься, чтобы на что-то поглазеть тебя подталкивают в спину спешащие куда-то работники. Начинаешь снимать – что-то на тебя катят (бочку, наверное ☺) или что-то крупное проносят мимо с криками.

Такое впечатление, будто ты неуклюжая пчела, ненароком попавшая в муравейник. Затолкают, а потом съедят, как чуждый элемент.

Видели торжественную сцену: средних лет японцы, муж и жена, крепко держась, едут на погрузчике, осматривая рынок. Видно, побоялись они быть затолканными и заказали себе транспорт.

По пейзажу, вернее, натюрморту всё было, как ожидалось. Чудищами остались довольны. Босх отдыхает, так как у него статика, а тут всё пошевеливается, булькает или пускает пузыри. Хороши кальмары разных цветов и с глазоньками. Что-то змееподобно-червивое кишмя кишащее в бочке. Огромное содержимое огромных ракушек, похожих на устрицы, но ооочень огромных! И, конечно же, тушки тунца размером с теленка. Я читала, что тушка может достигать 3 метров и весить больше, чем полтонны. Таких, само собой, мы не видели. Зато был экшен – распил замороженной тушки. Французы называют его 'морской телятиной' из-за нехарактерного для рыбы вкуса, и именно это качество принесло тунцу особую популярность и стало причиной «тунцового бума». В начале этого года здесь, на Цукидзи, гигантский тунец был продан за 170 тысяч! Огромную рыбу купили вскладчину два ресторана.

По злому умыслу судьбы я была в белых кроссовках. Чёрные промокли вчера под дождём в Хаконэ. Можно представить себе проходы рыбного рынка: чешуя, помои, водичка плещется с разных кадушек. И я – в белых кроссовках, голубой куртке и с камерой ☺.

Дальше наш путь лежал в сторону молодёжной моды. В метро мы уже чувствовали себя свободно. Билетики брали элементарно. Я бегло, даже иногда не заглядывая в английское написание, по иероглифам определяла, сколько будет стоить доехать до нужной станции, а Ди весело закидывала денежки, тЫкала пальцем в два человечка и в циферку на экранчике. Задорно выпадали билетики.

И самое важное было не забыть их сохранить до выхода.

Улица Омотесандо ведёт к Мейдзидзингу. Сама она тоже знаковая. Все говорят. Токийские Елисейские поля. Мне однозначно не по душе пришлась. И за это же, наверное, её японцы любят: помпезные бутики повсюду. Дорогие, но это престижно. Ты платишь за марку, а не за вещь. Об этом кричат все витрины и надписи.

Так мы дошли до Мейдзи дзингу. На подступах к ториям я нашла место для курения. Их не так уж много, и они не всегда заметны алчущему взгляду. Но постепенно я их научилась различать. И это, наверно, хорошо, что нельзя курить, где попало...

В Мейдзи случилось маленькое чудо. Когда мы шли туда, дождь продолжал лить. А когда пришли, он резко кончился. Может, это потому, что когда я в храме монетки бросала, звеня, и в ладоши хлопала, спонтанно задумалось двойное желание. Непонятно откуда вылезло в голове: чтобы кончился дождь, и все были счастливы. Так вот я теперь всё думаю: дождь-то кончился, неужели, и вторая часть...

Мейдзи Дзингу – это синтоистский храм, созданный в честь одноименного императора и его жены. Для создания леса вокруг храма деревья привозили дарители со всей страны и из зарубежья. Сейчас, через 90 лет после его создания, этот лес не отличишь от настоящего. Встретившись там нос к носу с красными клёнами, я извивалась змеёй: зонтик в одной руке, камера – в другой, фотик – в третьей, четвёртой прикрываю объектив от капель. Всё равно попадает вода. Тогда я очередной рукой протираю объектив. Ну, просто многорукая богиня милосердия! Хотела сфоткать листик с капельками. И всякий раз, когда прицеливалась, ветер начинал дуть, раскачивать листик и струшивать капельки на меня.

При входе в храм – темидзуя. Здесь нужно ополоснуть поочередно левую, затем правую руку. Потом набрать воды в левую руку и ополоснуть рот. После этого, очищенным можно входить в храм. После того, как бросишь монетки в специальный ларец, нужно дважды поклониться, дважды хлопнуть в ладоши и снова поклониться. Вот такие ритуалы.

Была ещё везуха, которая потом регулярно повторялась в других храмах. Мы были почти одни. Несколько сонно блуждающих японцев и всё! Полный покой. Никаких толп туристов. Никаких кричащих гидов. НИКАКОЙ СУЕТЫ! Я сделала правильный выбор. Я приехала сюда в нужное время. Больше всего мне бы не хотелось, чтобы ощущение так трепетно любимой страны мне перекрыла толпа.

Под раскидистым храмовым деревом висели деревянные таблички – эма. Их купили люди и написали на них свои желания. Многие большим списком. И повесили под деревом для исполнения. Письма богу. Мы не стали писать. Зачем тревожить глаза божества текстом?!

Бочки от саке стоят разноцветной стеной. На них кроме букав разные красивые рисунки: аисты, злые морды, хризантемы – разные фирмы дарили храму.

После храма мы прошли мимо станции Харадзюку, похожей на пряничный домик. И увидели улицу Такеситадори. Её нельзя не увидеть, потому что она особенная. Всё очень яркое. Очень подвижное. Очень шумное. И, не поверить, в то же время вальяжно-спокойно-отдыхательное! Не грузит! Люблю такое! Смотришь на этих молодых людей, как на инопланетян. И находишься на другой планете. Тут другие звуки, другая одежда, обувь, цвет волос, другие аксессуары, украшения, макияж. И по контексту понятно, что другие законы. Я прониклась тут же и захотела быть, как они. Я вообще, как хамелеон быстро ассимилируюсь с окружающим миром. Купила себе шапчонку с двумя косицами по бокам и большим баламбоном сверху. Ну, сколько ж можно смотреть на эти баламбоны, пора и свой заиметь. Лучший способ борьбы с баламбонами – это иметь своего собственного ☺. Правда, с цветом не экспериментировала, чёрную выбрала, всё же в Киеве носить. Диана фукала и шипела, и сказала, что мне не идет. Ну, и ладно.

Вдоль по улице прохаживалась туда и обратно розовая девочка-принцесса и привлекала всехнее внимание. Было много готических личностей в чёрном, с соответствующими украшеньями и белыми волосами. Школьники ходили парочками, улыбаясь и взявшись за руки. Матроски, микро юбки, белые гольфики – всё на месте. Декабрь месяц, а они с голыми коленками. Сразу вспомнился великовозрастный герой «Корзинки фруктов», который часто напевал с мечтательным выражением: high school girls! high school girls!

В магазинчике одежды для собачек предлагали костюмчики Санты.

Для барышень предлагались тонкие свободные платья с мехом на подоле, вырезе, рукавах. Унты на шпильке. Юношам – штаны невероятной формы и расцветочки «прощай разум».

Дианке понравился лоток с фотками актёров из сериалов. Они висели на розовых сумочках, наполненных каким-то добром. Поскольку на тот момент у меня период стеснительности ещё не закончился, я не спросила, что сие означает. Это как будто в гости приходишь в первый раз: даже если человек тебе хорошо знаком, сначала всё равно стесняешься, осваиваешься. А потом поешь, попьёшь и приятно, и разговор завяжется... У меня попозже эта стеснительность прошла настолько, что я затевала общение с местными даже без особой нужды, просто уточняя что-то, что я уже знаю. Просто, чтоб поговорить.

Повлияла гид Ватанабэ-сан. Она, узнав, что я учу японский, не заставляя меня говорить, виртуозно демонстрировала мне мастер классы общения с водителями такси, продавцами, работниками станций, храмов, музеев – со всеми, кто встречается на пути. И оказалось, что они с большой любезностью и желанием общаются. Вот после этого-то я и перестала стесняться. Шлюзы открылись.

Мы знали, что на Такеситадори есть большой 100-йенник Дайсо, и старались его не пропустить. Я всегда представляла себе 100-йенник маленьким лотком. В Киеве, чаще на остановках транспорта, стоят небольшие киоски «всё по 5 грн». Вот что-то такого тапа я и ожидала увидеть. Но не тут-то было – Дайсо – большущий супермаркет в несколько этажей с кучей касс и своими фирменными пакетами. Таких магазинов сейчас по стране больше 2 тысяч. И растут они как грибы со скоростью 40 магазинов в месяц! Но всё по порядку.

Когда я увидела наборы образцов японской бумаги разных видов, то, конечно не поверила, что они могут стоить 10 грн. Японская бумага, сделанная вручную, это ведь сокровище, произведение искусства. Это – как катана, кисть, или кимоно... А бутылочка жидкой туши для каллиграфии, которая в Киеве стоит 170 грн, здесь 100 йен стоить просто не может, потому что это снова 10 грн получается! Потом были кисти, картон для каллиграфии, свитки. Реакция одна – не может быть!!! И соответственно, набирала я товар под лозунгом «даже если это стоит дороже, всё равно, я это куплю, потому что это мне нужно». Какой же шок я испытала на кассе! Я же ещё и до кассира докапывалась: это по 100? И это? А это? Всё стоило по 100 йен! Захотелось вернуться обратно, посидеть помедитировать между полками, побродить по этажам... и взять всего во много раз больше! Но с другой стороны надо было пройтись по инопланетной улице и отдышаться от полученного шока. Я вообще не шопоголик, и всё, что я купила мне реально нужно для счастливой жизни. Явление Дайсо меня больше заинтересовало с экономической точки зрения. Они очень удобны для людей, потому что продают хорошие товары по цене, которая явно иногда ниже себестоимости.

Асакуса. Мы позволили уставшим до чёртиков ногам отдохнуть в метро. Путь не близкий. Посидели. Отдохнули. Посмотрели на разноцветье мобильных «жаб» в руках у токийцев. У нас более монохромные телефоны. А здесь – всех цветов радуги. Висюльки – гроздьями.

На станции – жёлтые таблички с номерами выходов и указанием, что возле этого выхода находится. Храм Сенсодзи искали не только мы. Вышли. Я ещё поприставала к людям: где Каминаримон? А когда мы увидели эти ворота произошел «эффект Красной площади». Все фотки делаются так, что она кажется больше, чем на самом деле, и поэтому, когда выходишь в реале, реакция: ой, а почему такая маленькая? Так вышло и с воротами. Они оказались меньше, чем я ждала. И красный фонарь внутри тоже.

Чтобы дойти до храма, надо пройти по сувенирной Накамисе-дори. Дори – это улица. Нака – среди, мисе – лавка. «Улица среди лавок» получается. Как там хорошо! Мы её видели неоднократно вместе с храмом в сериале «Тигр и дракон» и ещё тогда очень полюбили. Там по этой улице главный герой-якудза регулярно ходит – дань собирает. А ещё герои сериала с повозки возле храма постоянно удон едят. И так уж мы хотели на их месте побыть, и так уж мы хотели такой же удон покушать, и так уж мы искали эту повозку. Но не было её там ☹.

На Накамисе – рай для туристов. Много сувениров. Разбегаются глаза. Но не у нас, потому что у нас в сумке пресс-папье и покупки из 100-йенника: бумаги, туши, картоны, свитки... Вечерело, и таскать это всё за собой хотелось всё меньше и меньше. Терпели-терпели и не выдержали. Милый приветливый дяденька продавал юкаты. Хлопковые. Приятные. С веточками сакуры. Ди выбрала себе цвет индиго, а я чёрный с розовой сакурой. Рады этому безумно.

Чуть дальше продавали что-то на палочке, мы подумали – мяско. Купили. Оказалось тесто сладкое. Обломчик.

Возле храма хорошо видна стройка новой телебашни. Ей уже придумали название – Небесное Дерево Токио. Это будет что-то грандиозное, самое высокое в мире – больше 600 метров. Должны закончить в 2011, а сейчас японцы делают исторические снимки на свои «жабы».

Перед входом в храм – водичка и ковшики для омовения. Возле водички – милые чугунные дракоши. Вкусный запах благовоний – не надышаться! Люди ладошками машут на себя и вдыхают этот запах. Это тоже для очищения. Добрый задумчивый Будда. Я его таким и представляю всегда. Улыбается слегка. Загадочно. Наверно, что-то знает. Я читала, что его надо гладить в том месте, которое хочешь оздоровить. Поэтому погладила по голове. Но потом смотрела, как подходили японцы и гладили двумя руками с ног до головы. Вот почему он так блестит. Хороший Будда. Лучший из всех, которых я видела. Заберу его с собой. В сердце, конечно.

Вокруг много маленьких святилищ. Шумные школьницы пришли потусить в храме после занятий. Пищат и фоткаются с пальчиками буквой V. Но отходишь чуть-чуть за главный павильон – тишина и покой. Озерцо с мостиком. Хороший садик. Каменные божества в красных одёжках. Высокая пагода, стройная, как сосна. Рядом праздник и покой, шопинг и медитация (и никто не гонит торговцев из храма). Красота на лубочной картинке (или за ней?). Как же мне здесь понравилось!

Круиз по реке Сумида.

Акция «поймай и допроси японца» продолжается. Как пройти к речке на станцию кораблей? Спросила я у троих по дороге. И все они, любезно уточняя, перевели мне слово «корабль» с японского на английский. Переспросили, точно ли «boat» я ищу, учитывая, что мы находились в 5 минутах от реки. Но отвечали всё же на японском, как и спрашивалось.

Мы заметили тут, в Японии, одну закономерность. Когда хочешь проникнуть в какое-нибудь определенное место, сразу не попадешь. Обычно вход слегка закамуфлирован. Даже если его и найдёшь, то потом обязательно надо куда-нибудь подняться, за билетом, например. А потом уже куда-нибудь спуститься. Так случилось и с причалом.

Декоративный кораблик. Мостов через реку действительно много. Они выплывают один за другим. Красиво подсвеченные, каждый в своем цвете, каждый какой-то особенный. Каменные джунгли, как водится – по берегам. Отчаливали мы напротив визитной карточки Асакусы: зданий пивной компании Асахи. Одно в виде кружки пива с пеной. Второе, еще более футуристическое, сделанное каким-то величайшим дизайнером нашего времени. Оно напоминает черную чашку, окна – маленькие круглые горошки на чашке, а сверху – золотой продолговатый дымок. Вот он-то, судя по всему, у дизайнера не получился. Кружка - офисы, а продолговатая какаш... штучка – это «горящая душа Асахи – burning heart of Asahi». Сделана «душа» из металла, весит 350 тонн.

Людей на кораблике было не много. Японцы. Ликовали. Они так искренне радуются жизни! Практически не видно зажратых, пресыщенных рож. Усталых – да, многовато. В Токио.

Круиз закончился у радужного моста, и мы пошли на метро. По дороге, в одном из отсеков подземного города, увидели небольшую удонную. Там было всё, как положено. Сидели мужчины, которым ничего не приготовили на ужин дома, и бешено сёрбали. Удон – это прекрасная длинная и толстая лапша из пшеничной муки. Особенность её в том, что она делается без добавления яйца. Обычно её подают в ароматном бульончике посыпанную зелёным лучком ☺ Ням! Из кино мы хорошо знаем, что её надо есть, со всей силы затягивая в себя длинные лапшины и при этом громко сёрбая. Так принято. Мы не против. Заказали ещё и с тоненькими кусочками телятинки и вкусно посёрбали.

Приехали в отель, а там – ночной Токио с 30 этажа! И можно долго и протяжно смотреть на него...

15 декабря.

Синкансен из Токио в Киото. 600 км – 2 часа 15 мин. Дождь забыт. Тепло и ясно. Солнце яркое. Радостный день для радостной встречи с сеньорой Фудзи. Она нам не показалась в Хаконэ, но зато сегодня предстала во всей красе!

Дорога в Киото – как один миг. Только выглянула в окно, уже надо выходить. А всё-таки современная японская застройка мне очень напоминает южную Испанию. Ничего не могу поделать с этим ощущением. Если на надписи не обращать внимания – вылитая Испания.

На перроне нас встретила гид – Ватанабе-сан. Худенькая улыбчивая женщина. Отвела нас в отель. В Киото, как и в Токио, мы живём прямо возле вокзала. Наша гостиница названа в честь киотской телебашни, которая высится здесь же, на привокзальной площади. Есть отель Тавер-1, а у нас – Тавер-2. Холл в гостинице белый: стены, пол, шторы и диван (как я «люблю»). Номер похож на поезд. Окно как в поезде. И санузел как в поезде – не развернуться. Постельное бельё хрустящее, как и в токийской гостинице. Переворачиваешься с боку на бок, они громко шерудят, даже разбудить соседа могут.

Киото. Раньше этот город назывался Хейан – «мир и спокойствие» в переводе с японского. И период в истории, когда Киото был столицей Японии, тоже называется Хейан. Ватанабе-сан затеяла игру в такси: угадайте, сколько в Киото храмов. Я знала, что много, но для меня много – это порядка двухсот. А их 1600 буддистских и 400 синтоистских. В 10 раз больше, чем я думала.

Сразу мы заехали в Роккаку-до – Шестиугольный павильон. Согласно легенде ☺, в 6-м веке очень важный для японской истории принц Сётоку пошел купаться в здешнем пруду, повесив на иву свой амулет. А когда вышел из воды, не смог его снять потому, что амулет прирос к дереву. Принц решил, что место священное и построил здесь храм. Я не верю, что огромная ива во дворе храма растет ещё с тех времён, но она внушает трепет.

Первый настоятель храма, ученик принца-основателя поехал в Китай и привёз оттуда икебану. За храмом – большое современное здание. Там сейчас школа икебаны Икэнобо.

Круглый камень с небольшим отверстием в центре Ватанабе-сан назвала «пуп города». Почему? Потому что середина. Конечно, в пупик надо попасть монеткой, и тогда будет счастье.

Золотой павильон находится в храме Рокуон-дзи – храме Оленьего Сада.

Людей мало. Только школьники на экскурсии. Они не напрягают. Выглянуло солнышко – золото засверкало. Феникс на крыше шевельнулся – золотой петушок. Фотографирую отражение павильона в Зеркальном пруде. Только отражение, без верхней, настоящей части. Так интереснее. Я бы тут помонашествовала недельку. В покое и благодати подметала бы дорожки. (Кажется, у героя Мисимы тоже с этого всё начиналось. Сначала внедрился, потом сжёг.) Красивый сад. Есть мягкий мох. Прудик с карпами. И водопадик с камнем, похожим на карпа, в подножье. Он как бы хочет запрыгнуть на водопад и превратиться в дракона.

Посреди пруда маленькая белая пагода. Холм Белой змеи, говорит Ватанабе-сан. Почему, спрашиваю. Потому что у нас «белый цвет» - это хорошо, говорит.

И снова каменный колодец, в который попадёшь монеткой – будет счастье. Школьники забавлялись. И Диана бросала. Один раз попала.

Сад камней в Рёандзи (в храме покоящегося Дракона).

Ватанабе-сан сказала, что ещё ни разу она не видела это место таким пустынным и спокойным. Кроме нас, буквально несколько туристов. Можно тихо посидеть на ступенечке. Посмотреть на светло-серые, как дым, ветки плакучей сакуры. На неровную, хитро сделанную для визуальных эффектов стену. Заглянуть в комнатки со старыми ширмами. На фото у меня вид кошки, объевшейся сметаны. Когда мне хорошо, поиски 15-го камня становятся условностью. А может, я нашла, что-то более важное, чем 15-й камень. И даже не буду пытаться облечь в слова область своих чувств ☺.

Пока я пребывала в блаженном любовании себя созерцающей сад Рёандзи, Диана с лёгкостью нашла 15-й камень. А Ватанабе-сан сказала, что камни могут вызывать разные ассоциации и одна из них, смешная – это тигрица со своими детенышами, которая переплывает бурное море.

В обычном саду было много клёнов и других чудных растений. Был пруд, в котором отражалось небо. Синтоистское святилище с ториями на островке, куда можно пройти по мостику. Интересный симбиоз религий. Почти в каждом буддистском храме есть синтоистское святилище!

За храмом – каменный колодец Цукубаи. На нём написано: я учусь быть удовлетворённым. Один из постулатов буддизма: у человека есть всё, что ему необходимо. Есть еще одна трактовка этой мысли: хватает не тогда, когда много, а когда достаточно. Я её в русском путеводителе прочла. На самом деле там написано вот что:

吾 = ware = Я, 唯 = tada = только, 足 = tare = достаточность, 知 = shiru = знаю.

В каждом иероглифе есть квадратик. Так вот квадратное отверстие для воды «участвует» в формировании надписи! Здорово!

Я предупредила Ватанабе-сан, что в Японии мы трапезничаем только после наступления темноты, чтобы засветло успеть побольше всего увидеть. Ватанабе-сан поняла наши стремления и спросила, есть ли у нас какие-то особые пожелания. О! особых пожеланий у нас было много. Мы живо откликнулись на такой вопрос.

Центр Нисидзин.

Здесь показывают кимоно. А на третьем этаже – живой музей. Это значит, сидят мастера и занимаются каждый своим делом. К ним можно подойти, задать свои вопросы и они с удовольствием ответят. Мы пообщались с мастером, который создавал рисунок за ткацким станком. Это было огромное полотно для панно с богом ветра. Дяденька-творец шедевра сказал, что он работает по 6 часов в день, и глаза, конечно, устают.

Потом мы смотрели на шелковичных червей, которые живописно копошились в своих домишках. Гусеницы гусеницами, а какой нежный шёлк получается!

Пообщались с мастерицей, которая наносит краски. Краски – не тушь, делаются из разных природных материалов.

Оби – пояс для кимоно и очень ценный предмет туалета. Мы долго выясняли процесс нанесения рисунка из перламутровых пластинок на оби. Я не поняла технологии, и Ватанабе-сан не поняла, хотя очень старалась. Ещё там был оби с рисунком из настоящих лепестков сакуры. Как их разглаживали, консервировали и туда приделывали, мы даже не пытались выяснить. Наверное, это страшная коммерческая тайна.

Дефиле в кимоно было недолгим и красивым.

Гинкакудзи – Серебряный павильон сначала был создан как место отдыха для сёгуна, а потом стал храмом. Павильон серебряный был ответкой на павильон золотой, ответкой внука-сёгуна на деяние деда-сёгуна.

Стоит он на Восточной горе – Хигасияма. Именно отсюда пошло понятие «культура хигасияма», которое на самом деле включает себя всё, что мы привыкли ассоциировать с Японией: обычаи самураев, дзен-буддизм, чайная церемония, икебана, кабинетный стиль, минимализм и т. д.

В комнате для занятий, согласно образцу Гинкакудзи, должна быть ниша «токонома». В ней – свиток с живописью, ваза для цветов. В кабинете – полочка для книг и письменных принадлежностей. Пол комнат покрывается татами. Когда раздвигаются сёдзи, сад становится частью дома.

Как будто в театре, на сцене. Среди объемных декораций. Слишком красивых, чтобы быть настоящими. То ли растения божественные, то ли расположены божественно, но ощущение абсолютно божественное. И Тогу-до я пофотикала вместе с этими чудо-растениями.

Среди растений – фигуры из серого песка, которые каждый день заботливо поправляются монахами. Песчаное серебряное озеро. По нему – полоски, будто лунные лучи. Правильная песчаная пирамида с ровными-прировными стенками. «Платформа с видом на луну» называется.

Камни, песок, растения, пруд, павильон – всё, как пазл, собрано в гениальную картину. Ни одной лишней детали. Всё пронизано лунным сиянием даже днём, а ночью здесь определённо собираются волшебники.

К буддийскому храму Киёмидзудера ведет прекрасная сувенирная улочка. Мы там пробовали вкусные сладости. Рядом блуждало много девушек в кимоно, но оказалось, что это не японки. Китайские туристки берут в прокат кимоно, чтобы погулять по храму.

Перед воротами – монашка в конической соломенной шляпе. Босая. В грубой одежде. Выполняет какой-то обет.

Красная радость павильонов. Пагода. Алые клёны. Чудесный дракон у колодца для омовения. Терраса, балкончиком свисающая с горы. С неё виден весь Киото. Эта терраса очень напоминает сцену. На ней постоянно толпятся люди. А зритель сверху – сказала Ватанабе-сан.

В Японии есть традиция: в декабре всеобщим голосованием определяется иероглиф уходящего года. Так вот, оказывается, он выставляется именно на этой террасе. Для 2010 выбрали «ацуй» – жаркий.

Таблички для желаний – эма с очень забавными тигрятами и корабликами. Гонги с толстыми канатами, чтобы, ударив, заявить о своём присутствии в храме. Ну, понятно кому.

Снова кусочек синто на территории буддизма. Здесь стоят два «камня любви». Нужно пройти с закрытыми глазами от одного к другому, и будет любовь. Бешеный ажиотаж среди японских школьниц. Они пищат, ржут, косолапо идут не туда, натыкаются на зазевавшихся туристов. Зрелище восхитительное.

Богиня милосердия Канон. Можно обратиться только с одной просьбой. Торг неуместен. Вспоминаю новый фильм «Ирония судьбы»: пусть у папы всё будет хорошо, а у меня, как у папы ☺.

Следующая богиня милосердия – каменная, в колодце, любит воду. Надо взять ковшик, облить её. Она улыбается. К ней прилип алый листик клёна.

Дальше богиня милосердия из бронзы. Эта специалистка по любви. Её надо погладить. Сильно блестит. Все гладят. Все хотят любви. Господи, ну неужели ж непонятно, что если хочешь любви гладить надо не металл...

В лесу маленький храм синто с лисицами. Прыгаю и радуюсь. Видя мой восторг, Ватанабе-сан кормит вкусными леденцами и обещает на завтра Фусими-Инари, храм, специализирующийся на лисицах.

Потом три водопада: карьера, здоровье, любовь. Можно испить водицы только из одного. И будет в этом счастья. У нас с Ди сомнений не возникает. Если будет любовь, то всё остальное приложится.

Понточо

Вечерний Киото. Здесь нет каменных джунглей, нет высоток. Милые деревянные домики. Белые занавесочки с каллиграфией или бамбуком. Красные фонарики. Майко – юная ученица гейши, в одной из узких улочек.

Чтобы поужинать заходим на деревянную террасу над рекой. Пьём саке. Кушаем блюдо во фритюре. Называется 串揚げ – кусиаге. Ватанабе-сан, прежде чем наливать саке, ждёт, пока я подниму рюмку – у них так принято. На весу. Другая культура.

Ватанабе-сан мне очень нравится. Она домохозяйка, с туристами работает только для выхода в свет. Но относится к этому очень ответственно и с душой. Очень внимательная. Русский язык учила в Японии. В Москву поехать учиться не смогла «по политическим причинам». Вернее по причине отсутствия политических интересов. Но в столице России всё-таки побывала. Как я в Японии – ненадолго и туристом. Много рассказывает нам про образ жизни, кухню, сортировку мусора, семейные традиции. Например, что зарплата мужа обычно хранится у жены. И вот, когда начался кризис, жёны сократили количество выдаваемых мужу ежедневно карманных денег в два раза.

Мы чудно поужинали. От заведения нам, как барышням-гайдзинкам подали в подарок по куску рыбьей икры в соусе. Мы улыбались, благодарили и кланялись.

Ещё немного побродив по злачному кварталу, мы распрощались с Ватанабе-сан и поехали в отель. Там передохнули 6 минут ☺ и двинулись дальше в путь. Дело в том, что при поселении нам выдали бесплатные билетики на смотровую площадку Киото Тавер (потому что отель тоже так называется), и мы пошли, чтобы в очередной раз полетать, но уже над другим городом. Лифт-подъемник как обычно был закамуфлирован несколькими этажами магазинов. На первом были сувениры и сладости. На втором, как мы уже знали по наводке Ватанабе-сан, был 100-йенник, но уже закрытый. А вот на третьем я зависла – книжный. Я старалась быть предельно скромной в желаниях и держать себя в руках. Купила альбом суми-э, которым можно любоваться, а потом попробовать подражать. Но подражать маленькими фрагментами, потому что там высший пилотаж – шедевры. На каждую работу можно долго смотреть, а потом снова к ней возвращаться и опять долго смотреть. Купила карманный словарь рукописных иероглифов: они очень занятно отличаются от печатных и мне безумно нравится это наблюдать. Купила словарь каллиграфических стилей и прописи надписей в стиле травы. Очень уж я большую слабость к этому стилю питаю. Чтобы написать и понятно было только мне ☺.

Счастливая, с мешком книжек, взлетела на смотровую. Вот здорово! Людей почти нет. Ватанабе-сан рассказывала, что они как-то поднялись на выходные, так ступить было некуда, не говоря уже о том, чтоб посмотреть.

Площадка, как везде, круговая. Во все стороны направлены телескопы. Лучше их не двигать, а сразу заглядывать. Люди до нас уже что-то интересное искали и нашли. Так мы увидели достопримечательности Киото в ночной подсветке. Поиграли в игру «сфоткай прекрасное далёко», совмещая линзы телескопа и фотика. Получились пагоды.

Насмотревшись, мы спустились на первый этаж, накупили сладостей и устроили зелёное чаепитие в отеле.

16 декабря

По дороге в Нару мы заехали в Фусими-Инари.

Ватанабе-сан заехала за нами в гостиницу. Привезла подарки – календарь, веер и подвеску на телефон. Наверное, мы ей тоже понравились.

Много лисиц и красных ворот. И вот это уже не такой храм, как все остальные! У жриц «мико» штанишки-шаровары обычно красные, а здесь – оранжевые: отличие.

Я обычно на сувениры не западаю, а тут купила себе лисёнка – на телефон повесить. Объяпонилась. Одной висюльки уже мало. Кроме лисиц в сувенирной лавке были милые зайцы, жабы, тануки и другая живность.

Около 10 000 алых ворот стоят друг за другом. Они складываются в длиннющие коридоры. В лесу. Идёшь в этой нереальности и вдыхаешь хрустальный лесной воздух. Так можно пройти 4 километра. Ворота были преподнесены в дар храму и расписаны местными компаниями. Одни – совсем старые, другие – новьё.

Инари – это название горы и имя синтоистского бога риса, чьими посланниками были лисы. Есть поверье, что лисы способны овладевать душами людей. У нас в лесном коридоре из торий случилась такая себе метафизика. Я там Дианку сфотографировала, а потом вечером смотрю на фотку, а у Ди там лисья мордочка. Ну, такая, облИсенная. Носик острый и глазки лисьи :0. Мистика.

Таблички, чтоб писать желания, в форме лисьих мордочек. А глаза, нос и характер лисы ты рисуешь сам. Результат у всех разный. Морды прикольные.

Нара.

Приехали на станцию в Наре.

Возле крылечек стоят большие вазоны с капустой. Она или зелёная с жёлтым центром, или сиреневая тоже с желтым центром. Ватанабе-сан сказала, что это новогодние украшения.

В храме Кофукудзи сейчас строят большой, ранее утраченный, павильон. Высокая и стройная пагода. Вроде как она сгорала не менее пяти раз.

Выходим в парк с оленями. Ди им скармливает пачку киевского печенья. Олени приветливые, но приставучие. С ними надо общаться спокойно и медленно. На наших глазах одна нервная немецкая девочка начала неистово махать руками, и олень больно укусил её за попу. Ещё и с разбегу. Она рыдала.

Ватанабе-сан купила нам батат – сладкую картошку. Мы заглатывали жёлтую рассыпчатую мякоть, а оленям давали шкурки с остатками. Как только Диана замешкалась, олень выхватил у неё из рук бумажный пакет и начал его жрать. Пока Ди бегала за ним, чтобы отобрать, схряцал половину. Ржач.

Тодайдзи – Великий Восточный храм, объект Всемирного наследия ЮНЕСКО. Считается самым большим деревянным сооружением в мире.

На входе в храм возле Великих Южных ворот (Нандаймон) к нам обратились две школьницы: у вас есть время? Девочки дали нам свои художества с подписями их имен и просьбой найти их на Фейсбуке. Мы вместе сфоткались. Такая вот получилась дружба ☺.

А тем временем в павильоне восседал огромный Будда. Вход охраняет чёрный с лица лекарь. Ватанабе-сан: эта статуя дарует здоровье. Я: ну, уж явно не красоту.

В воротах храма, за сеткой гигантские деревянные охранники. Национальное достояние. Страшные, но лекарь страшнее.

Будда сидит величаво.

Высота : 14.98 метров

Лицо : 5.33 метров

Глаза : 1.02 метров

Нос : 0.5 метров

Уши : 2.54 метров

Вес : 500 тонн

Ватанабе-сан нам показывала картинки, как этого Дайбуцу – Великого Будду, сооружали. Похоже на версии сооружения пирамид. Собирали бронзу со всей Японии. Можно сказать, обезбронзили страну.

К Будде наверх, поближе, по расписанию пускают верующих для медитации. Но, по-моему, что-то здесь не так: он бы не хотел, чтобы к нему пускали только верующих.

За спиной у Будды – колонна. В её нижней части отверстие размером с ноздрю Просветлённого. Считается, кто через дырку пролезет – попадет в рай. Это вам не христианство: согрешишь, гореть тебе в аду! Тут главное – желание. Хочешь, ползи в ноздрю и попадай в рай. Диана пролезла. Потом мне хамила и плохо себя вела. Говорит, не делай мне замечаний, я всё равно теперь в рай попаду!

Мы заглядывали в огромный колокол (под стать Будде), который на Новый год звонит 108 раз, отбивая людские пороки. Шесть человеческих пороков, и у каждого восемнадцать оттенков. Если бы каждый удар действительно уничтожал по одному, мир был бы совершенен. А может, он уничтожает, но в следующем году они появляются вновь? Жадность, зависть, легкомыслие, злость, глупость, нерешительность...

Мы поднимаемся к павильонам Сангацудо и Нигацудо (февральский и мартовский соответственно). Там необычно. Огромнейшая криптомерия растёт напротив Нигацудо. Он, как наша Андреевская церковь, парит над горкой. На террасе висят разные кованые фонарики и белые, бумажные. Серые черепичные крыши внизу, серые камни и голубой горизонт.

Касуга Тайся – храм в волшебном лесу с множеством каменных фонарей. Я не могла и подумать, что их может быть столько. Они стоят рядочками в плюшевом от мха лесу. Как загадочная армия.

Храм готовился к празднику и мимо нас проходили монахи в ярких одеждах – репетировали.

Музей манги мы проведали уже в Киото. Как раз там проходила выставка – 100 иллюстраций майко. От некоторых просто глаз не отвести: кошечки-гейши, зайчики-гейши. Обнять и плакать.

До того, как появилась манга в её теперешнем виде, в Японии была распространена профессия уличного рассказчика по картинкам. Этих рассказчиков было более 50 тысяч. Нас пригласили посмотреть, как это всё происходило. Стоит ящик типа шарманки. В ней меняются картинки: деревянные дощечки вынимаются по ходу истории. Для нас на дощечках были английские субтитры. Будто аниме смотришь ☺. Конечно же, весь прикол в огромном артистизме рассказчика. Он и выл, и хохотал гомерически, и резко задавал нам вопросы по ходу. Потом вдруг оборвал историю на самом интересном месте: когда добро занесло меч над злом, и сказал, что продолжение будет в следующий раз. История называлась Золотой Бэд. Это такая жёлтая черепушка в плаще Бэтмена. По ходу мы выяснили, что он хороший, защищает слабых.

Была ещё забавка: создай образ. Есть множество прозрачных плёночек с разными ртами, носами, глазами. Комбинируешь, пока не получишь желаемое лицо. Не создашь характер.

На небольшом экране показывают фильм о том, как рисуется манга.

В здании, где находится музей, раньше была школа. Ватанабе-сан объяснила, что детей становится меньше, и поэтому многие школы закрываются. В зале, посвящённом истории этой школы можно было полистать старые учебники для первоклашек, посмотреть пожелтевшие фотографии.

Конечно, название «музей» довольно условное. Мне это больше напомнило читальный зал. Просторные уютные комнатки, где можно читать выбранную мангу, валяясь на ковре или присев на ступеньки, диванчики, пуфики, креслица. Манговые полки занимают все стены и высятся до потолка. Естественно, есть электронный каталог.

На стеклянной карте мира выделены разными цветами страны, где читают мангу. Украина и Россия не закрашены. Ватанабе-сан подняла кипиш. Музейная тётка взяла стремянку, залезла под потолок и достала томик «Школы убийц» на русском языке. Ватанабе-сан: а чего же на карте нет? Вот барышни приехали из Украины. Там мангу читают. Тётенька извиняется: как-то не сложилось.

При музейчике сувенирная лавка со стандартным ассортиментом Петровки. На Петровке даже больше. Чашки, футболки, подвески, карты, значки.

После музея Ватанабе-сан бежала домой, готовить мужу ужин. А нас закинула на Гион. Старинный квартал Киото. Самый известный район проживания и работы гейш и их учениц - майко.

Предварительно Ватанабе-сан завела в магазинчик и ткнула пальцем, какие вкусности лучше взять попробовать. Ещё дала нам подробнейшие инструкции касательно завтрашнего дня в Осаке. Исчерпывающие. Именно благодаря этому инструктажу, в Осаке всё очень чётко сложилось. Но не буду забегать вперёд.

Мы гуляли по улочкам с красными фонариками. Увидели, как из одного из домиков вышла белолицая красавица в нарядном кимоно, села в ожидающее такси и укатила. Наверно, на какую-нибудь вечеринку, развлекать гостей.

Людей вокруг было немного. На узких улочках вообще никого. Когда мы шли по одной из них, Ди сказала: наверное, именно это имела в виду бабушка, когда просила нас не гулять ночью по злачным местам.

По широкой улице сновали такси. Останавливались возле деревянных домиков. Из такси выходили степенные дяденьки в годах и заходили в домики. Иногда кто-то выскакивал, чтобы их встретить. Такая же атмосфера, как в старых средиземноморских городках, только японская ☺.

Мы купили в магазинчике продукты и журнальчик с множеством фоток группы Араши. Еще я купила каиро (портативные грелки), чтобы не умереть от холода на переучете на складе и чтобы показать в Киеве эту диковинку тем, кто с ней не знаком.

В отеле заварили зеленый чай. Съели несколько видов онигири. Не понравились они мне. Рис невкусный. Зато никуман и кареман оччченнно понравились. И тесто прикольное у этих пирожков по-нашему, и начинка. Еще мы съели судочек суши. А Дианке очень понравилась картофельная соломка с морковкой и зеленью – гид Ирина давала попробовать. Так она уже, как знаток, ее отыскала и в отеле схрумкала.

17 декабря. Осака.

Сели в поезд – от Киото до Осаки 30 минут.

Приехали. Ватанабе-сан сказала, что можно купить билет в океанариум прямо на станции, и он будет целый день служить нам по совместительству проездным в осакском метро. Это здорово. Где ж его купить? Если это проездной на метро, то и покупать его надо в метро.

Вскоре мы стали обладателями желанных билетов. В комплекте шла скидка на колесо обозрения, фотка пингвинов, которые своими плавниками, разведенными в стороны, выражают постоянное «ну, что поделаешь...», и перышко из подпушка. Мило. Надеюсь, они их не ощипывают, а используют для билетиков уже выпавшие перышки ☹.

Замок купался в солнечных лучах. Блестел золотом на фоне голубого утреннего неба. Мы устроили фото сессию, где главной моделью был замок. Как красавица, что нам позирует.

Наблюдали с берегов замкового рва красивый город. Вдали, с другой стороны. И почему-то было понятно – это очень хороший город.

В парке я пала до полного туризма – фотографировала туалет. Не смогла сдержаться. Там возле унитаза откидной детский стульчик с крепленьем. И схемка нарисована: как мама заходит с грудничком на руках, сажает его в этот стульчик и спокойно туалетится. Действительно, а как же иначе? С ребенком на руках ведь в туалет не сходишь, а в парке гулять надо ☺.

На большой поляне в парке было расстелено множество одеялец. На них сидели компашки по 3-4 среднеклассника ели, пили, задорно общались. Так потешно. Массовый пикник.

Ближайшая к океанариуму станция метро сделана в виде вагончика. И выходы, как вагончики, сошедшие с рельс. С выходом не ошибешься, океанариум подписан. На улице, ведущей к нему флажочки с акулками. Мол, правильным курсом идете, товарищи! И такая улочка миленькая: домики, кафешечки, барсучки-тануки у дверей магазинов. (Все тануки, которые мне встретились за поездку, были мужчинами, и это было очень хорошо видно, интересно, почему?) Я, наученная опытом Асакусы с торбами после 100 йенника, на соблазн не велась и в магазинчики нос не совала.

Огромное колесо явилось из-за домиков. Оно гигантско возвышалось над портом. Все время нашей поездки мы поднимались на смотровые площадки ночью, а тут сложилось – ясный день, солнце, небо, город: все на месте. По кучке эскалаторов добрались до посадки. Причем на каждом нас предупреждали милым женским голосом, как осторожно надо заходить, сходить и находиться на эскалаторе. Гремела музыка. Орал зазывала в находящийся на этой же площади океанариум. Шум. В кабинке магнитофонная тетка начала долгий рассказ. Мы находимся на одном из самых больших колес в мире... Надо было или слушать, или смотреть. Я отключилась от тетки и стала смотреть. Порт, классные развязки, мосты, лучи солнца пронизывают высотки. Виден мост, он похож на наш Южный, только большой ☺. Висящие в воздухе транспортные развязки, как в фильмах о будущем или о других планетах.

В кабинке через одну от нашей сидит огромный желтый медведь. Мы его, плюшевого видим и догадываемся, что если ребеночек, например, боится заходить или капризничает, его «подсаживают» к медведю.

Океанариум. Вход, как всегда в Японии, не там где его ожидаешь увидеть, но мы уже опытные. Веревочки лабиринтиком, эскалаторчики, переходики, контроль билетов, лифт – и мы на последнем этаже. Тут лес. И в водопаде дерутся выдры! Они юркие, гибкие и СТРАШНО быстрые. Глаз оторвать нельзя, но сфотографировать невозможно. Я впадаю в восхищенный транс. Диана меня оттаскивает. Этажом ниже те же выдры, только смотрим мы на них под водой. Все повторяется. Я впадаю в транс. Диана меня оттаскивает.

Потом что-то мохнатое и мягкое, свернувшись клубком в воде, погрызало свой хвост. Когда уставало, потягивалось, вытянув длинное туловище, пару раз прокручивалось вокруг своей оси, и возвращалось к грызению хвоста. Японские дети, глядя на шоу, визжали от восторга.

Потом было бурое что-то с огромными зубами, похожее на зайца, но не заяц.

Проект океанариума гениален – пока спускаешься, смотришь сначала сверху, например, над водой, потом на уровне – под водой, а потом еще и снизу – оно все над тобой плавает. А в центре – невероятных размеров аквариум с китовой акулой. На нее смотришь все время: и снизу, и сверху. Как она движется! Подобные ощущения возникают у меня, когда смотрю на авианосцы или на такие машины, которые ракеты средней дальности перевозят. А когда при нас «это» кормили, оно так затягивало в себя воду, что образовывалась большая воронка. Когда акула спокойно плавала, какая-нибудь маленькая рыбка обязательно присоединялась к ней сверху или снизу и плавала синхронно. Титаник и баркасик – сцена из фильма. Чего ж она их не жрет? Наверное, к ней подсаживают совсем невкусных.

У скатов по человечески курносые носы. Когда на них смотришь снизу, они похожи на парящих птиц. Зрелище.

Сначала мы пытались поймать объективами снующих дельфинов и котиков над водой, потом под водой. Они были быстры.

Среди праздничных бело-черно-желтых пингвинов затесался большой коричневый мешок. Ха-ха. Нас не обманешь. Мы знаем, это детеныш стоит неподвижно, только непонятно, почему он больше родителей? Хотя чего любопытствовать, у людей часто так же.

Мужик в костюме Деда Мороза кормил рыбок и всем махал ручкой из аквариума.

А фугу печально смотрит из аквариума круглым черным глазом. Но она же не виновата, что ядовитая! Да и не вся она ядовитая...

Под лозунгом Мери Кристмас проходит выставка маленьких светящихся рыбок.

Тихоокеанские крабы. Шок и фантастика. Планета Шелезяка населена роботами. Синее дно океанских глубин. Их много, они неподвижны, розовые. Они стоят на остриях клешней, как балерины на цыпочках. Медленно кто-то начинает передвигать длиннющие сегментированные ноги и походкой робота пересекать бассейн.

Японцы не любят медуз. Среди аквариумов с медузами я часто слышала: «Мерзкое ощущение!».

На улице шоу с пингвинами. Их ведут колонной по дорожке к снежному вольеру. Пингвины переваливаются с боку на бок, но очень стараются идти быстро. Как всегда, один отбивается от стаи и начинает внимательно рассматривать толпу. Толпа ревет от восторга и щелкает затворами. Зная японцев, можно предположить, что и это элемент шоу. На снежной площадке пингвины переступают с ноги на ногу, становятся, как немцы, клином, и всячески позируют восхищенному народу.

После животных мы пошли к людям. В злачные места Осаки, прилегающие к Дотомбори. Какие же интересные экземпляры мы повстречали! Пингвины отдыхают.

Вокруг море огней и вихрь движения. Но для меня вдруг главным ощущением становятся звуки. Зазывалы на разные -яки (что-то жареное) так орут, что заглушают своим криком даже запахи. Люди общаются громко и весело. Над этим морем звуков, большой красный краб шевелит лапками. Я его видела на стольких фотках, что он для меня практически стал символом Осаки. А теперь вот вижу «живым» ☺.

Ели такояки – жареные шарики с осьминогом. Оказалось там еще куча разных ингредиентов. На наших глазах их уверенными жестами добавляли в формочки спецы-такоячники. Шарики пахучие, с пылу с жару, шоколадно- зажаристого цвета. Мы были настолько изголодавшиеся, что набросились и схряцали шарики, не фотканув их для папы. А потом решили еще чуть задержаться и в этом же заведении заказали окономияке. Зачем еще куда-то идти, если мы убедились, что здесь делают классно, от добра добра не ищут. Кругленькие, похожие на омлет, окономияке были политы коричневым соусом. Я о соусе не знала, я их дома без него готовлю. Здается мне, без него даже лучше.

Реклама делает свое дело. Постоянно слыша в заставках, что спонсором показа является компания Сисейдо, я не знала, что она производит. Оказалось косметику. А так как плохая компания не может рекламировать такие хорошие сериалы, то такую косметику надо купить и радостно пользоваться. В Осаке и купила. Ура!

На этих центральных улицах очень толпливо. Устав, мы прячемся в метро. Программа на сегодня еще не закончена. Район Умеда, фигурирующий в моем учебнике японского. Обзорная площадка «Висячие сады». Не близко от метро, но нашли. Спросили тетеньку, она испуганно крикнула, когда я обратилась, видно, была в задумчивости. А потом громко крикнула в знак подтверждения нашего направления. Эмоциональная. Ну, я тоже не осталась в долгу, когда объясняла нашу «гипотезу», сказала слово «сумка» вместо «лестница», уверенным жестом показывая на ближайший переход. ☺

Вокруг здания ликует Новогодняя ярмарка. С каруселью, с ёлкой, забавками и обжёрками. Кругом все пахнет и кричит. Товары в лавках по разным европейским странам. Есть матрешки, есть голландские домики.

«Скай Биру» - это двухбашенный офисный центр, но между башнями проходит на высоте по диагонали эскалатор, а наверху двухъярусная смотровая площадка. Второй ярус – на открытом воздухе. Все это очень здорово, но как туда попасть? Несколько раз обходим вокруг, заходим внутрь – лифты только в офисы. Ловим, запоздало бредущую с работы, барышню, и пытаемся допросить. Она не знает, но принимает в нас живое участие, ловит для нас остальных офисников и допрашивает. Уже собравшись небольшой командой, мы находим с улицы небольшую лазейку, откуда можно выйти к эскалатору, с которого можно пересесть на другой эскалатор, который приведет к лифту, который, в свою очередь, привезет нас к эскалатору между башнями, проехав на котором, мы увидим лифт на смотровую площадку. ☺

На Висячих садах в Осаке, я смогла выразить, смутное ощущение, витающее вокруг с начала поездки. В этой стране существует культ любви и нежности! Парочки, бредущие нежно держась за ручки! Милые мишутки, котики, зайчатки, висящие на всем, за что можно зацепиться. Поправляют друг другу волосы и одежду невзначай. Сердечки – отдельная тема. Фотографируются в сердечках. На телефонах – сердечки. На офисных центрах, когда стемнеет, зажигаются десятки розовых сердечек! И апогей – огромное розовое сердце на Телебашне парит над Токио – его видно со всех мест!

Но вернемся в Осаку. Вместе с билетом на смотровую выдают золотую звездочку. На ней надо написать заветное желание и повесить на елочку. Если вы парочка, и всегда хотите быть вместе, вы можете купить замочек, выгравировать на нем свои имена и запереть его здесь навсегда в знак своей верности. Если вы молодожены, вы можете вставить навсегда в здешнюю стену золотую табличку с вашими именами и клятвами вечной любви. Конечно же, можно сфоткаться обнявшись в сердечке из фонариков. Чтобы наслаждаться видом ночного города, возле стекол стоят белоснежные кресла со словами «heartful Christmas» на спинках, где можно сидеть только вдвоем, прижавшись друг к дружке. И снова апогей. Я даже не знаю, как это описать словами, но попробую. Темная комната. ☺ На полу круглый экран. Вокруг экрана 3 скамейки для парочек. Парочки садятся рядышком на скамейки. На экранчик проецируется что-то типа цветка. От счастья быть рядом попы нагревают лавочку, это как-то передается камере. И по мере нагревания вашей попы цветочек по направлению к вашей лавочке становится больше и насыщенней по цвету. Уф! Я не знаю, как это сказать иначе. В одном нет сомнений – это точно апогей культа любви.

Мы вышли на крышу. Люминесцентный пол светился тысячами звездочек. Город переливался радугой огоньков. Тут даже убежденный сухарь станет романтиком!

Надо вернуться в Киото. У нас там гостиница.

На станции ужас. Народ стоит в затылок, в очереди, чтобы сесть в поезд. Людей много. Тетка в рупор разрывается: какой поезд уходит, какой приходит, какие в каждом поезде есть вагоны, и как надо беречься поезда. А когда она замолкает, играет мерзкая музычка. Дурдом. Запёрлись в поезд. Хорошо, что мы живем возле станции. Зеленый чай и здоровый сон.

18 декабря, суббота, на календарике крест. Это иероглиф «земля». Суббота – день земли. Наш последний день в Японии.

Перед посадкой на синкансен, забежали в 100-йенник, побаловали себя мелкими покупками.

Поскольку наш отельчик посвящен киотской телевышке, на юката-халатиках – потешные мультяшные вышечки, милые, но не сразу поймешь что это. Я докопалась до барышень на рецепции: сколько стоит отельная юката? Три тысячи (300 грн), говорят. Ну, думаю, так мало радости в жизни, надо себя и ребенка радовать. Дайте две. Но они же не новые, после стирки. Не против, все равно давайте. Зато как приятно вынести что-то полезное из гостиницы!

Я еще раз восхитилась просторами новенького здания киотского вокзала. Сфоткала там ёлочку. На перроне, вспоминая первый фильм о прибытии поезда, пыталась заснять все прибывающие синкансены. Ну, такие ж они длинноносенькие, белые, плавные. Загляденье!

Дедуся, какой-то подошел поговорить с вечным вопросом: откуда вы здесь. Рассказала я ему свою жизнь. И на Дианку, мол, не говорит на языке, но Японию любит. Дедуня мне свою жизнь рассказал. Он живет в деревне неподалеку от Токио. Ни в России, ни в Украине не был. Холодно там наверно. Был в Италии, в Риме. А мы что видели в Японии? Рассказала. Пожелал удачи, пошел к жене на лавочку. У меня в карманчике камеры лежал магнитик на холодильник в виде казака. На случай, если встречу хорошего человека. Достала, подхожу к парочке. Вот, говорю, древний украинец, сувенир вам, на холодильник надо прилеплять. А дальше смешно, но совсем по-японски. Они поблагодарили, я отошла. А они как подскочат и – в ближайший магазинчик. Через минуту подходят, в руках коробочка со сладостями. Примите и вы это от нас ☺. Эх, подарки-отдарки. А мне всегда неудобно сразу на подарок подарком отвечать. Кажется, что это сразу какую-то меновую торговлю начинает напоминать.

В синкансене я играла в уже полюбившуюся игру: прочти надпись на скорости. Потом пошел дождь. Капли на стекле двигались не вертикально, а горизонтально – от скорости. А за окном – сплошная застройка. Домики стоят бочек к бочку. И почти нет открытых незастроенных пространств. А над этим всем царит великая паутина проводов.

Контролер. В белых перчатках. Вежливый поклон всему вагону. Подходит к каждому: поклон, «извините, пожалуйста», проверяет билет, «спасибо большое». Каждому! Почему же они в Киеве так не делают?! И «спасибо», проверив билет, не говорят?

В Токио нас ждало повышение: нас поселили на 2 этажа выше – на 32-й! С видом на станцию.

Станция... это город в городе. Для меня всегда было: вокзал – это там, где поезда. Но какие ж они здесь разные! Поезда метро, поезда JR (japan railways), которые в свою очередь совсем различаются по моделькам, формам, цвету и региону. Потому, что JR – это не одна компания. Они есть восточные, западные, центральные и еще какие-то там по другим островам. Вагончики бывают двухэтажные и одноэтажные. Естественно, все это еще подразделяется на разные там «обычные», «экспрессы», «суперэкспрессы» и «супер-пупер-экспрессы». И высший пилотаж – синкансены, которые круче «супер-пупер-экспрессов», потому как «сверхскоростные». У синкансена обтекаемая форма и белый длинный нос. Но форма этого носа тоже бывает разная в зависимости от модельки. Сами синкансены на линии Токайдо, по которой мы ездили, поделялись на НОЗОМИ (одна остановка в Нагоя), ХИКАРИ (больше остановок) и КОДАМА (еще чуть больше остановок). Чудо синкансена становится реально ощутимым, когда попадаешь из Киото в Токио (540 км) за 2 часа. Еще добавить, что вся эта транспортная махина, включая все ее виды, до неприличия четко организована и функционирует сугубо по расписанию.

Если немного перефразировать Жванецкого, то получится: «Когда чувствуется, что весь мир лжёт? Когда тебе в самолете объявляют, что разница во времени между Киевом и Токио ВСЕГО 7 часов». Она намного больше, эта разница. И не потому, что кто-то ушел вперед, а кто-то отстал. И не потому, что кто-то хороший, а кто-то плохой. Это просто ОЧЕНЬ большой разрыв в историческом времени.

Йокогама

По дороге в Йокогаму с нами, наконец, случилось то, что должно случиться с каждым туристом в Японии. Мы сели не в тот поезд. Мы сели на нужной станции и в нужном направлении. Но поезд, на котором мы поехали, был дороже, быстрее и красивее, того, что мы оплатили. Так сказал контролер. И попросил выйти на следующей станции. А я попросила контролера посчитать, сколько нам надо доплатить, чтобы ехать дальше спокойно. Свершилась доплата, и мы разошлись с миром.

Чтобы доехать до Минато Мирай – это «порт будущего» в Йокохаме, надо было от станции еще ехать на метро. Я это выяснила в курилке возле станции у местных курильщиков. Они сказали: «Чтоб приехать в Минато Мирай, нужно сесть на линию, которая называется Минато Мирай, и выйти на станции, которая называется Минато Мирай».

Мы быстро нашли самое высокое здание в Японии – Лендмарк Тавер, потому что... Правильно, потому что оно было самым высоким. Как всегда просто так не войдешь. Надо помучиться. Несколько фальстартов. Уморились. Спросили у полицейского. Через торговый центр. Бегали по торговому центру быстро: искали эскалатор. Приближался закат, и мы хотели его застать наверху – на 69-м этаже. Эскалатор, по уже привычной схеме, приводил к другому эскалатору, а тот – к лифту. Но лифт был бесподобен! За свою скорость (750 метров в минуту) он занесен в книгу рекордов Гиннеса! Подъем занимает 40 секунд. Заложило уши. Скорость отражалась на табло, и тетенька-лифтерша комментировала происходящее. Как везде, смотровая площадка называлась SKY GARDEN.

Чудесная награда ждала нас наверху. Закат. Японские просторы видны далеко-далеко. Воздух чистый и прозрачный. На горизонте синеет Фудзи на фоне ярко-розового неба. А японцы, подпрыгивая от счастья с фотиками, выкрикивают рядом: «Фудзисан! Фудзисан! Фудзисан!!!». Их непривычно много – сегодня выходной. Под ногами, в далеком низу, ультрасовременные здания порта, аттракционы переливаются огнями, светится диск колеса обозрения. Оно отсюда кажется таким маленьким!

Торговый центр Лендмарк Плаза довольно большой и развлекательный. Огромная ёлка. Под ней – симфонический оркестр. Женщина поет. Кто на лавочках, кто на ступеньках, сто стоя – слушают. Диана говорит: «Сейчас я на запах найду еду!». А запахов, ой, как много! Но нашла. Так, мы в первый раз попробовали кари. Если бы в Киеве было в легкой доступности, ела бы такое часто.

Наевшись, мы немного помыкались в поисках нужного поезда, но успешно вернулись в Токио на станцию Шимбаши. Пересели на монорельс и во главе поезда, на месте водителя поехали на Одайбу.

Монорельс – это отдельно стоящий потрясающий вид транспорта в Японии. Он работает на электронике, без водителя. Причем этот самый рельс может быть и под поездом, и над ним. Когда едешь на месте водителя: вверх, вниз, резкий поворот – как будто на аттракционе. Рядом два мальчугана активно переживают дорогу: смотри, смотри, сейчас будет опасно! О! Клёво! Здорово! Кричат прямо мне в камеру. О! Ладузный мост! Ула! Ладузный мост!

Мы прибыли на остров Одайба. Как я понимаю, и японцы, и туристы сюда приезжают поразвлечься и скупиться. Хотя это можно сказать о массе мест в Японии. Радужный мост – действительно радужный. Он переливается и сияет всеми нужными бензиновыми цветами. Красив. Особенно органично на его фоне смотрится Статуя Свободы. Да, точно такая же, как в Штатах и в Париже. И размер где-то посерединке этих двух. Все такие: ах, бухта, кораблики светятся всеми огнями, мост огромный, статуя известная. И фоткают. Ну, и я со всеми.

От магазинов разбегались глаза. Мы не устояли перед самым блестящим. Там продавались украшения. Когда продавщица увидела наши хищные глаза, она принесла нам корзинку, как в супермаркете, только серебряную и маленькую: положить на ладошку и скидывать в нее все понравившиеся украшения. Так мы и сделали. Дианка купила себе подвеску и сережки с синими стрекозками из камней. Я – подвеску с зайчиком, подвеску с котиком и колье. Бабушке – сережки и подвеску. Хорошо.

По крытому переходу перешли на другую часть Одайбы. Там – Тойота центр. Блестят глянцем новые машинки. Все цвета радуги. И на электричестве, вместо бензина. И кабриолеты. И разные аттракционы с водительством связанные. Прошли, поглазели, вышли к колесу обозрения. Ну, думаем, последний взлет над Японией ☹!

Когда тебе станет понятно, что о тебе заботится не только мама, но и мер города, в котором ты живешь? Когда в кабинке чертового колеса будет сиденье с подогревом! Тогда я об этом не рассуждала. Сев на теплое сиденье, я подумала: вот, блин, амбец! А за окошком плыл огромный Токио: и телевышка, и Роппонги, и Радужный мост и кораблики, и монорельс, и весь остальной немыслимый транспорт.

В последний вечер мы разъелись. Когда вышли с монорельса на Шимбаши, Диана говорит: а давай опять поедим ☺. Тут, как раз написано «зимнее предложение» и три аппетитные тарелочки нарисованы. Мы зашли и говорим девушке, а дайте нам вот эту тарелочку. Девушка радостно убежала, приняв наш заказ. А через три минуты из кухни к нам рванулся мужчина в белом одеянии повара. «Нет мне прощенья!». Начал он свой в дальнейшем непонятный текст. Первую-то фразочку я как раз незадолго до отъезда и выучила ☺. Языково-гастрономическая догадка сработала. У вас этого нет? Спрашиваю, когда он закончил причитать и уже, видимо, собирался совершить сеппуку. Тогда несите вот это. Тычу в другую тарелочку на картинке. Тарелочки по сути своей почти одинаковые. Там в соусе типа карбонара плавают абсолютно европейские спагетти, но заправлены они всем по-японски: грибочки, креветочки, дайкончик, травки, лучок.

А дальше мы брали в последний раз билетик и ехали в последний раз на поезде до Шинагавы. Проходили путь от станции до гостиницы. Наблюдали ночную подсветку в виде разных зверюшек. И лучик на дороге принимает форму Санты с мешком и перебегает тебе путь...

19 декабря, воскресенье.

Вышли мы пораньше, выписались из гостиницы, пошли выкупать заказанные заранее билетики на автобус-лимузин. Тетенька спрашивает, у вас багаж есть? Мы: конечно, вот, два чемодана. Она лихо на них бирки нацепила и забрала. Испугались мы не на шутку. И начали «битву за багаж». Мы, говорим, больше сюда не вернемся, так что вы наш багаж отдайте. Ему с нами в аэропорт ехать надо. Тетенька говорит: хорошо, но багаж не отдает. С третьей попытки объяснила, что они его к автобусу вывезут. Давайте, говорю, мы сами вывезем. А тетенька – не положено. Такая вот система. Они, оказывается, по багажу отслеживают, чтобы мы там, где надо, вышли. Цвет бирочки – по номеру терминала. И когда я в аэропорту порывалась с немцами выходить в первом терминале, мне сказали: вам на 50 метров дальше надо выходить, у вас Аэрофлот. Так что там, где не надо, и не выпустят – улетайте на здоровье!

Токио прощался с нами ярким солнцем, сверкающим золотом гинкго, кустиками камелий. Вот мы проехали Синагава эки, Одайбу, Диснейленд. Нарита, скупили недостающее в «дъюти фри». Наш рейс, ждем посадки. Опускаю глаза, мои ноги в измученных долгой ходьбой кроссовках отдыхают на светло-бежевом ковре. Ковер в терминале аэропорта! Сколько ног каждый день! Как они его чистят? Он же светлый...

Мы взлетели. Уже можно никуда не спешить. По крайней мере, 10 часов. На этот раз я не буду смотреть кино и играть в игрушки. Я методично записываю все, что я видела и чувствовала в этой поездке. Чтоб не потерять...

Прошла неделя... Серебряный павильон смотрит на меня с рабочего стола компьютера. И будто приговаривает мне все время: «И не пытайся меня объяснить... И не пытайся меня разложить по своим полочкам... И вовсе тебя здесь не было...» И сияет своим лунным светом сквозь монитор...

© 2010-2011 Все права принадлежат туроператору "Кругосвит" - Создание сайта - Студия веб дизайна "Вельветовый Слон"